СТОЛЕТБЕЗ (stoletbez) wrote,
СТОЛЕТБЕЗ
stoletbez

Будьте все здоровы!

Декабрь был для меня интересным. Я смогла познакомиться с нашей отечественной медициной - на этот раз как партизан, изнутри, с другой стороны луны. Как пациент. Сначала как водится я позагибалась дома. Боль откуда-то изнутри, да такая - что не описать. И где даже непонятно. Но понятно, что какая-то жопа. И так и сяк ложилась, крутилась, наконец пошла в ванную комнату и там легла прямо на пол на простынь, которую равнодушной рукой из грязного белья достала. И там стонала на ней. А в полшестого утра не выдержала и в скорую позвонила.
Прокуренный и совсем молодой врач скорой помощи, поездка в холодном уазике до третьей горбольницы, грубый младший и средний персонал этой самой больницы - а! Песня!
На улице минус 26, шесть утра, и в приемное отделение ломятся сизо-красные бомжи, которые не хотят умирать на улице. За ними привычно гоняются ловкие санитарки. Один такой живчик бомж запирается в туалете. Диалог между ним и  санитаркой привести не могу. Цензура :-)


Дверь открывается - и оп! Двое мужиков со скорой лихо въезжают с каталкой.
- НУ, Ё! - сразу всё понимает персонал приемного отделения.
- Принимайте! - радостно восклицает врач скорой помощи.
На каталке лежит полностью замороженный бомж. Ноги неестественно заломлены в коленях на бок. Понятно, что он пьян до не могу и пока ничего не чувствует. Пока не чувствует.
- Его бы щас куда-нибудь в теплое местечко. В ванну его, а? - спрашивает врач.
- Да вон, закатывай его в коридор, пусть там лежит.
Бомж отправляется в отсек.
- А можете сразу полтинник вызывать, - советует врач скорой (Полтинник - 50-ая бригада скорой помощи, возит трупы).
- Тоже вариант. Ха-ха.

Я безмолвный свидетель, мне всё равно. Я сижу на корточках около двери, не в силах подняться. Я просто робот, который  делает то, что нужно. Робота бьет озноб. На самом деле меня как будто нет.
А там, в коридоре, скоро начнет мучительно, страшно оттаивать замороженный бомж.

ЧЕРЕЗ НЕДЕЛЮ.

Меня перевели в областную клиническую больницу. По блату, разумеется, как же еще. Вся неделя на спазмолитиках и анальгетиках. Причем я ужасно внутримышечных инъекций боюсь, а оказывается я запросто умолять о них умею. Приехала я в четверг днем, а в пятницу уже планируется операция. Операция без разрезов, но с общим наркозом и всё как полагается. Я лежу в блатной палате - на двоих. Со мной еще милая женщина - Анечка.
Она на постельном режиме, потому что из нее торчат всякие трубки, через которые отводится моча.
Общаемся мало - Анечке не до того, я вся в психозе. Во мне копится какая-то агрессия. Я старательно давлю ее в себе.

НА СЛЕДУЮЩИЙ ДЕНЬ. СРАЗУ ПОСЛЕ НАРКОЗА.

Я открываю глаза. И вижу над собой белый потолок.
- Я в палате, - говорю я. Или мне кажется, что я говорю?
Проверяю:
- АНЯ!!
-ЧТО?? - откликается она.
- Почему у тебя нет детей? - вдруг спрашиваю я.
Аня долго молчит. Потом неохотно:
- Давай, ты проспишься, а я тебе потом расскажу.
 (Смогла рассказать она только перед выпиской. Интуиция не подвела меня, и я опять попала пальцем в самое  больное - у Ани бесплодие, и у нее и у ее веселого мужа не будет детей.)
- Всех ненавижу, - тихо говорю я. И более уверенно и громко:
-ВСЕХ НЕНАВИЖУ!! Сейчас выдеру все эти гребаные катетеры и уйду домой!!
Аня жутко пугается. Сама она встать не может, и боится, что я сделаю то, о чем говорю. Меня зациклило. Эти две фразы про ненавижу и гребаные катетеры я повторяю как заведенная.
Сквозь муть слышу ворчливый и обиженный голос случайно заглянувшей дебилообразной санитрки:
- Ненавидите, так зачем едете сюда.
Мне абсолютно по барабану!
Продолжаю тянуть свою песню.
- Ну и иди!! - нервы Ани не выдерживают. - ИДИ! Сил моих больше нет.
Я неожиданно успокоилась и уснула.


ЕЩЕ ЧЕРЕЗ ДВА ДНЯ.

Аня очень классная. Она повар! Это совсем другая социальная прослойка. Про меня она говорит так:
- Ты прямо так говоришь. как будто книгу читаешь! А я глупая, я так не умею.
Мне смешно:
- Ань, ну видишь, дома я в основном только с кошкой разговариваю, так вот, с тобой компенсирую.
Еще она мне рассказала, что на первый взгляд я совсем другая.
- Какая? - спрашиваю.
- Ну такая высокомерная, вообще! - Аня спрыгивает с постели и очень смешно изображает меня - ходит задрав нос  по палате, подходит в туалету и противным надменным голосом тянет:

- Это что...типа туалет...??

Я загибаюсь от смеха.

ЕЩЕ ЧЕРЕЗ ТРИ ДНЯ.

О, счастье, мне можно ходить. Вечером я уже с медсестрами с комфортом курю в сестринской - с чашкой кофе в руке. О, блаженство.

А днем хожу на лестницу. Там сидят мужики всякого калибра. Запомнился такой совсем пожилой дядька. Он целыми днями сидит там на лестнице и курит, курит. У него рак легких.

- Вот, врачи запретили мне курить, - говорит он мне. - Представляешь?
- Ну знаете, бросить - не бросить, а уменьшить дозу вам по любому нужно, - отвечаю я.
- Фантастику люблю, - вздыхает дядька. - Читала Гаррисона?
Я киваю.
- У меня 25 томов.
- ЗдОрово.
Он снова затягивается:
- Сейчас всё от биопсии зависит. Сказали, если мелкие клетки будут - всё. А если крупные - полечат.
Я излишне внимательно изучаю тлеющий кончик сигареты.

ЧЕРЕЗ ПЯТЬ ДНЕЙ.

А я уже дома.

Tags: жизнь
Subscribe
promo stoletbez february 26, 2017 23:17 52
Buy for 10 tokens
- Мама, ты в курсе, что такое многочлены? - спросила меня дочь. Глаза матери затуманились. - Я тебе сейчас принесу показать, как я решила, - и Ксюша умчалась в свою комнату. Принесённый листок наполнил меня неясной тоской. Там было много формул со скобками и степенями. Я собрала оставшийся…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments